• Русский язык
  • Английский язык
» » Deep Purple - сов. статья к 20-летнему юбилею (1988)

Deep Purple - сов. статья к 20-летнему юбилею (1988)

Deep Purple - сов. статья к 20-летнему юбилею (1988)

Суть публикации в заголовке. Материал представляет собой краткую историю группы за два десятилетия. Идеологизма заметно меньше, чем тремя годами ранее, хотя, как говорится, "совок" непобедим: названия альбомов и композиций представлены в весьма вольном переводе, некоторые факты искажены (а возможно и вымышлены). Сохранена вся оригинальная орфография с возможными ошибками для передачи атмосферы исторического времени. Сканы оригинальной публикации - по ссылке в конце.

«Дип перпл»: двадцать лет спустя

Все началось в 1968 году. И, заметим, не в Англии, а в Западной Германии — именно там и именно впервые мелькнуло столь знакомое сегодня словосочетание: «Дип перпл».

Все началось в 1968 году. Студент-заочник Лондонской консерватории Ричард Блэкмор, с 1962 года игравший в самых различных группах («Аутлоз», «Мэндрейк рут», «Раундэбаут»), и штатный органист лондонской же церкви святой Терезы Йон Лорд волею случая оказались в Ганновере. Теперешние гранды тяжелого рока бесцельно бродили по кривым улицам бывшей тевтонской столицы, но как только в городе появились Род Эванс и Ник Симпер, барабанщик из группы «Мэйз» Иэн Пейс предложил приятелям прекратить кокетливую хандру. «Я не мог смотреть на их мрачные физиономии — больше всего им хотелось играть, но они не признавались в этом даже себе».

«Проба пера» состоялась в марте того же года: сорокапятка с песней «Тише!» произвела впечатление на европейцев.

И хотя говорить о какой-либо популярности пока было преждевременно, легкий бриз первого успеха уже ласкал музыкантов, и в кильватере сорокапятки появилась «большая» пластинка — «Оттенки глубокого багрянца», в которую вошли не только пользующаяся успехом «Тише!», но и еще пара чужих, уже проверенных вещей. Пластинка получилась вполне добротной, хотя и немного наивной, — но разве может наивность считаться недостатком первой серьезной работы?! Этот и четыре следующих альбома оставались незамеченными в Англии вплоть до 1970 года. Среди этих, незамеченных, оказался и «Глубокий багрянец» (1969 г.), среди поклонников именуемый не иначе как «Апрель», в честь самой яркой композиции. Эта вещь настолько стоит особняком в творчестве «Дип перпл», что о ней, наверное, можно было бы написать настоящее эссе, но... ограничимся лишь констатацией того факта, что двенадцатиминутный «Апрель», с прелюдией и финалом, как и подобает настоящему музыкальному произведению, не только открыл новое русло для рок-музыки, но и наложил определенный отпечаток на весь последующий английский арт- и симфо-рок — «Дип перпл» никогда не причисляли к адептам этого жанра, но, видимо, напрасно: мимоходом группа создала вещь, которая до сих пор потрясает не только знатоков, но и любопытствующих «непосвященных».

К 1970 году музыкальные идеи «Дип перпл» обрели конкретную форму: мелодичный поп с заметными элементами
классики. В это же время в группе появляются два новых музыканта: Иэн Гиллан — вокал, и Роджер Гловер — бас. Оба — выпускники Лондонской консерватории, оба выступали в составе не очень известной группы «Эпизод № 6».

Об этом периоде (1970—1973 гг.), который мы условно назовем вторым, можно говорить до бесконечности: именно тогда «Дип перпл» переориентировались на «тяжелый» рок — смена курса не была искусственной, она вытекала из всего предыдущего творчества группы, каждый год ошеломлявшей слушателей новыми, не похожими друг на друга пластинками. Мощный концептуальный «Ин рок» (1970) сменялся изящной и трепетной «Кометой» (1971); дерзкий, вызывающий, идущий вразрез со ставшими уже привычными представлениями о хард-роке «Одержимый автомобилями» (1972) уступает место ироничному, мудрому и лукавому «Интересно, кто же мы на самом деле?» (1973). Гражданская позиция группы более чем недвусмысленна: три четверти сбора от японских
гастролей переданы в фонд Хиросимы и Нагасаки, пострадавших от атомных бомбардировок. Именно тогда на одной из прессконференций Блэкмор отчеканил: «Самая гнусная вещь в мире — война».

Третий и самый скоротечный период «Дип перпл» ознаменовался очередной сменой состава: вместо ушедших Гиллана и Гловера появились неизвестный Дэвид Ковердейл — вокал и бывший бас-гитарист и вокалист популярной английской группы «Трапеза» Гленн Хьюз. Со стороны может показаться, что 1974 год был весьма удачным для «Дип перпл»: выпущено два альбома — «Гори!» и «Принесший бурю», каждый из которых собрал урожай восторженных рецензий, а общий тираж превзошел все предыдущие альбомы группы, вместе взятые. В громе аплодисментов никто не обратил внимания на скептический голос Лорда: «Коммерческий успех — еще не
успех, но даже если и так, это не наша цель, во всяком случае — не моя».

Такой же точки зрения придерживался и «король гитары» Ричи: его неожиданный выход из «Дип перпл» напоминал бегство. Недавно Блэкмор сказал: «Ночью я позвонил Иону и сказал, что ухожу из группы. Он засопел в трубку и ответил, что тоже насквозь пропитался патокой двух последних пластинок. Я закричал: «Ион! Вспомни, как мы с тобой все начинали, еще не поздно, давай уйдем вместе!» А он рявкнул в ответ: «Если я не верю в наши последние опусы, это не значит, что я не верю в «Дип перпл»!» — и повесил трубку».

Был приглашен американский гитарист Томми Болин из группы «Джеймс гэнг» — он не только воспроизвел манеру Блэкмора на новой пластинке, но и написал львиную долю композиций. Однако, несмотря на прекрасный набор исполнителей, альбом 1975 года «Попробуй группу на вкус» не получился. Можно сказать обтекаемо: композициям пластинки недоставало обычного для «Дип перпл» блеска, но это будет неправдой: пластинка «Попробуй группу на вкус» — самая плохая в репертуаре группы, и «на вкус» слишком приторная...

Можно было бы сразу перекинуть мостик в 80-е, в конце концов почти девять лет «Дип перпл» не существовало, но это и есть четвертый период группы — с 1976-го по 1984 год. Да, вы правы: были «Рэйнбоу», «ИэнГилланбэнд», «Уайтснеик» с Лордом и Гловером, но было и другое — призрак «Дип перпл»
незримо реял над полем брани, где хард-рок уступал одну позицию за другой, покоряясь то диско, то панку, то «новой волне». Но он не капитулировал, и, может быть, причиной тому были «тени предков», стоящие — и стоящие до сих пор! — за его спиной: такое прошлое кое-что значит, а значит — хард-рок жив!..

В конце 1983 года Ричи Блэкмор устраивал прощальный банкет, точнее — поминки по «Рейнбоу»: в который раз «король» обнаружил, что «королевство» стало ему тесновато, а это означало, что настало время очередного похода. Первым на призыв отозвался Иэн Пейс, затем Гловер с упорством параноика начал преследовать журналистов, намекая о каком-то «невероятном событии». Простаки-газетчики отнесли к разряду таковых извещение о скоропостижной кончине «Рэйнбоу». Но когда Лорд, лениво записывающий очередной сольный альбом, прямо сказал, что не прочь снова играть со своими бывшими коллегами, стало понятно, что готовится сенсация.

Оставался только Гиллан, связанный контрактом со своей группой, но после получения от него принципиального согласия на участие в новом музыкальном проекте воссоединение «Дип перпл» стало лишь вопросом времени.

15 января 1984 года музыканты вылетели в Штаты, и к концу марта десять композиций для нового альбома (его рабочее название было «Кто бы мог подумать!») уже миновали стадию микширования. По совету звукооператора Грега Кэлби соло-гитару «спрятали» на задний план, позволив ей лишь эпизодически входить в структуру композиций, и Блэкмор, понимая, что новый альбом будут слушать затаив дыхание как минимум полмира, был пристрастен к себе как никогда. Несмотря на то, что все композиции написали Блэкмор, Гловер и Гиллан, бразды правления «полуфабрикатом» безоговорочно были отданы Лорду, мастеру аранжировки. Он безжалостно выбросил две песни, сократив число композиций в альбоме до восьми: кое-где ввел в фонограмму рояль вместо пианино и заставил Гиллана работать с бонгами и «трещоткой»: «Безусловно, Пейс профессионал высочайшего класса, но в данном случае это-то и казалось мне серьезной помехой, поскольку для общего баланса пластинки не хватало одного маленького штриха, умеренной дозы дилетантства».

К началу апреля пластинка была готова — все тот же Лорд переименовал ее в «Совершенно чужие», благоразумно решив, что для подстраховки — на случай провала — известная доля пессимизма не повредит. Опасения оказались напрасными: появление альбома на прилавках произвело впечатление взорвавшейся бомбы — в течение недели было реализовано сто тысяч экземпляров, а к началу мая диск уже стал «платиновым»...

«Дип перпл» остались «Дип перпл», в этом не было сомнений, но при этом они заставили себя быть... совершенно чужими, более того, предельная отстраненность входила в их планы: «Мы должны оставаться совершенно чужими, зачем? Хотя бы для того, чтобы вы лучше узнали себя». Это слова из заглавной композиции альбома.

В свое время англичане «Юрай хип» предложили слушателям взглянуть на самих себя — для этого они вмонтировали в конверт пластинки зеркальную фольгу: смотрите, вот вы! «Дип перпл» поставили перед нами зеркало музыкальное: вот восьмидесятые, а вот вы, в этих восьмидесятых, но что стало с вашими душами? Неужели вы обронили их в семидесятых?! Да полно, были ли они у вас?

«Жизнь почти прошла, и в ней что-то было. Я вижу себя в юности, и не узнаю, но не это самое главное — кто я теперь?» — из песни «Упущенный рассвет». Если такой вопрос возникает даже у пятнадцатилетних, значит, «Дип перпл» со своей задачей справились.

Большинство журналистов, которым приходилось сталкиваться с «Дип перпл», отмечали невероятную замкнутость музыкантов, их патологическое отвращение к интервью.

После выхода «Совершенно чужих» «Дип перпл» еще некоторое время сдерживали осаду журналистов, но в конце концов сдались. Табу оставалась только одна тема — личная жизнь.

«Ваши музыкальные пристрастия?»

Блэкмор: «Исключительно классическая музыка, никакого рока».

Лорд: «Бах, Гендель, немного Моцарт».

Гиллан: «Венгерская оперетта».

Пейс: «Битлз», «Роллинг стоунз», «Генезис», Рахманинов.

Гловер: «Я уже настолько отупел от музыки, что не могу ее слушать — лучше спросите, что я читаю!»

«Ваши планы на будущее?»

Блэкмор: «Мечтаю играть джаз, но... только в составе «Дип перпл», а это из области невозможного».

Лорд: «Хочу уговорить своих коллег включить в один из следующих альбомов вариации на музыку Баха».

Гиллан: «Неплохо было бы поработать с акустическими инструментами, сделать что-то в ритм-энд-блюзе». (Совсем недавно он это сделал, записав вместе с Гловером «акустическую» пластинку, в которой напрочь отсутствуют электроинструменты.)

Гловер: «Выспаться».

«Что бы вы сделали, если бы были богом?»

Блэкмор: «Уничтожил бы болезни и войны».

Лорд: «Присоединяюсь к Ричи».

Гиллан: «Перестал бы быть богом».

Пейс: «Научил бы людей терпимости к ближнему».

Гловер: «Заставил бы всех делать утреннюю гимнастику, особенно Гиллана».

...В начале 1987 года «Дип перпл» выпустили еще один альбом, «Дом голубого света». Это ровная, мастерская работа. О ней тоже можно говорить очень долго, но... После загадочного, как сфинкс, «Совершенно чужие» говорить не хочется. Хочется помолчать. Вы не против?..

Ясь Каборко, журнал "Студенческий меридиан", 1988 г. (информация о номере не сохранилась)

Сканы оригинальной публикации:


Яндекс.Диск

Пароль на архив/Password: r0t1de

0 комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.